Все для рыбалки!
 

Самая легкая лодка в мире

Бери бамбук — поедем вместе. Чанг, ты поставил чайник? У Вас отключён JavaScript. Для нормальной работы сайта - включите Javascript в Вашем браузере! Главная страница Поиск Народные Австралийские Народов Азии и Востока Арабские Вьетнамские Индийские Казахские Китайские Корейские Курдские Пакистанские Туркменские Узбекские Филиппинские Японские Другие Американские Бразильские Эскимосские Другие Албанские Английские Белорусские Болгарские Еврейские Испанские Итальянские Латышские Литовские Немецкие Норвежские Польские Португальские Украинские Французские Чешские Шведские Шотландские Эстонские Другие Алтайские Башкирские Бурятские Ингушские Кабардинские Карельские Нанайские Русские Татарские Чукотские Эвенкийские Другие Стюарт и Риддел Холейнон П. Александрова ТГ Бажов П. Постепенно разошелся по свету слух, что есть в Москве человек, ищущий бамбук. Неизвестные лица, большей частию с Птичьего рынка, звонили мне:. Я ездил по адресам — чаще в сторону Таганки, но всюду находил удочки или лыжные палки. Коренастенький и плотный, он никак не соответствовал своей гордой фамилии. Во всяком случае, ничто не напоминало в нем орла — ни нос, ни бледный глаз, разве только усы растопыривали порой свои крылья и сидели тогда на бороде как орел на горной вершине. Он же и художник. Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера. Мастер сказал то что он попробует сделать эту простую лодку возможно за 3 часа. И её он сумел сделать вот только сомневается поплывёт ли она. Ru О компании Реклама Вакансии. Серая муть объявилась в моих глазах, и за этой мутью я увидел, как голавль, которого я с таким трудом вытащил на берег, вдруг встал на ноги и на своих двоих пошел обратно в реку. Это ты плывешь, — сказал голавль и спокойно прыгнул с берега в воду. И тут треснуло сердце старого рыбака — уже ни удочки, ни сеть не могли помочь мне. Оставался последний шанс — с ходу, в одежде, в сапогах и телогрейке, прыгать в воду за голавлем и схватить все-таки его за хвост. И я прыгнул, вытянув руки. Знаешь, сколько их стоит там, на далеких берегах! Клянусь, найдем и граммофоны! Но и сейчас не понимаю — почему? И лодку мы строили вместе, и мечтали вместе, и вдруг ты бросаешь меня.

Я отложу плаванье, подожду, пока ты сдашь заказ. Ты и так уже долго ждешь. Просто остаюсь, а ты плывешь. Горькая и ужасная обида вошла в мое сердце, я понял, что сделать ничего не могу, надо сматывать удочки, уползать потихоньку домой. Бородатый старый голавль подсовывал вместо себя пескаря. Обычно за много недель до отъезда ложусь я на диван и начинаю думать, что взять с собой в дорогу. Впрочем, я никогда не знаю, как уложить в рюкзак колбасу и сапоги, что должно лежать внизу, а что сверху. Вроде бы надо сунуть вниз сапоги — до болот доберемся еще не скоро, сапоги пока не понадобятся, а колбаса всегда уместна. Но, с другой стороны, колбасу надо экономить. Вовсе не обязательно съедать ее в первый день, можно купить на станции пирожков. Значит, колбаса снизу, сапоги сверху. Но ведь пирожков на станции может не оказаться, где ж тогда быть колбасе? В огромнейших и резиновейших сапогах-бахилах он ходил по комнате, которую я снимал у Петровича, и рассуждал о колбасе. Фотограф отправлялся со мной в плаванье. С трудом, с трудом согласился я взять его с собой. Мне казалось, что душа у него все-таки сильно магнитофонная, и черт его знает, как он с такой душой будет тонуть в озерах и увязать в болотах. Но плыть одному было глупо, рискованно. Нужен все-таки товарищ — помощник, напарник, собеседник. Надо же с кем-то и чаю попить на берегу, и ухи похлебать. Фотограф очень просился в плаванье, и я в конце концов согласился. Чудовищные бахилы, которые профессионал нацепил на свои фотографические ноги, меня почему-то немного успокоили. В резиновых ботфортах он имел бывалый землепроходческий вид. Беру ли я рябчика? Я, не снимающий тельняшку с самого рождения? Не спутай их с тельняшкой. Наши сборы и суета вызвали у Петровича крайнюю тревогу. Он стоял рядом со шкафом и, хотя давно получил трешку, уходить не собирался. С большим подозрением рассматривал он фотографа, колбасу и сапоги. Раздался звонок — в комнату явились Орлов и Петюшка Собаковский. Нежданное нашествие сомнительных людей до того растревожило его, что он собрался бежать за милицией. Но тут раздался новый звонок — появилась внезапная Клара Курбе, а за нею — милиционер-художник.

При виде милиции Петрович прирос к шкафу. Он смекнул, что сейчас начнется стрельба, отбор колбасы и задержание преступников. Милиция, однако, пожавши нам руки, уселась за стол. Тут на Петровича нахлынули новые мысли, что мы с фотографом тайные агенты. Безумными глазами глядел он на меня, как бы говоря: Специально, чтоб попугать Петровича, я строил Шуре сообщающую рожу. Это орловское поморщивание было мне непонятно. Вроде раньше он особенно не морщился при виде Клары. Непонятно было, откуда Клара взялась у Петровича, ведь она никогда в жизни не знала моего адреса, не знал его и милиционер-художник. Значит, откуда-то они узнали, а откуда? И почему Клара пришла с милиционером? В суматохе сборов спрашивать об этом было неловко. Клара между тем была сегодня какой-то необычной, я бы даже сказал — необыкновенной. Она как-то стеснялась, пряталась за милиционера, и в руках у нее была ромбическая картонная коробка. Куда деть эту коробку, она положительно не соображала. Какое-то время мне казалось, что она хочет всучить коробку мне, и я на всякий случай отошел к лодке. Клара водрузила коробку на стол. Под гомон милицейских восторгов коробку вскрыли, и в ней оказался чудовищный торт, на котором росла неприятно-розовая толстая роза. Фотограф взялся заваривать чай, а Клара резать розу. Стали пить чай с Клариным тортом.

Самая легкая лодка в мире - Страница 4

Милиция, как я и полагал, навалилась на розу, хотя и Петюшка оттяпал некоторый кусок. Задавленная тортом беседа текла вяло. От кого, от кого, но от Петюшки я такой глупости не ожидал. Кажется, всем ясно, что капитан — я. Я строил лодку, задумывал плаванье, все организовал, так кто же капитан? Я задрожал от удивления и обиды. Я надеялся, что кто-нибудь возразит Шуре, но все молчали, а Клара обиженно поглядывала на меня. Она прекрасно заметила, как невнимателен я был к ее розе.

придумать что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

Ты и лодку построил, и плаванье задумал, вот и плыви себе. А капитаном пусть будет фотограф, надо же и ему за что-то отвечать. Тоже мне нашли капитана. Ты сам-то знаешь, сколько ног у краба? Фотограф-профессионал неожиданно взволновался, губы у него побелели, борода встряслась. Приподняв над столом руку, он вдруг задрал рукав, и на руке его, поближе к локтю, мы увидели не слишком-то большой, но явный синий якорь.

придумать что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

Опустив рукав, капитан застегнул пуговицу и уставился обиженно в торт. За меня проголосовали Орлов и фотограф, а за фотографа все остальные, и даже Петрович махал у шкафа лапой. Милиционер и Клара стали гордиться победой на выборах, а Петюшка подмигивал: И я понял, что Петюшка прав. Главное — плыть, куда хочешь. И я вдруг обрадовался, что капитаном у меня стал профессионал-фотограф и получил совсем неслыханный титул: Но с Петровичем я решил разделаться немедленно, раз и навсегда. К Петровичу я больше не вернусь. Опасайтесь лысых и усатых. Проснулись вы или нет? Кажется, я еще не проснулся. А вид такой, будто вы проснулись. Такого вида у меня быть не могло, ведь я не открывал глаз. Я хотел возразить, но подумал: Я решил промолчать и всем своим видом показать, что еще не проснулся. Такое умное, такое проснувшееся лицо. Я просто не знал, как быть — просыпаться или нет. Пожалуй, надо было не валять дурака, а просыпаться, раз уж у меня был такой проснувшийся вид.

придумать что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

Но как это сделать? Глупо подскакивать и орать, дескать, я проснулся. А как еще показать, что это свершилось, я не мог сообразить, потому что все-таки проснулся не до конца. Вы лежите и слушайте. Только на секунду приоткройте глаза, покажите, что проснулись, а потом можете снова закрывать. Я открыл глаза и увидел старуху, сидящую напротив. Она была в черном платке, который окутывал голову и плечи, из платка выглядывал кривой колдовской нос. Над головою старухи висела нога в розовом носке. Закрывайте, закрывайте… Кажется, надо было и вправду закрывать только что открытое. Неловко пялить глаза, если их просят закрыть, и я покорно сомкнул веки. Я хочу вас предупредить, а то умрете и сами не узнаете от чего. Главное — берегитесь Волны! Мне захотелось немедленно открыть глаза, но я удержался. В ней все дело. Ну, теперь откройте глаза и покажите, что вы все поняли. За колдовским носом разглядел я серые орлиные очи. Кажется, я все понял. Они потихоньку подходят к человеку и начинают распространять Волну. У человека сразу боль в сердце. Я прошел на ней восемнадцать рек Западной Сибири… А ты случайно не знаком с Гусаковым? Интересно, сколько она весит? Лодка должна быть основательной. Но можно, конечно, сделать легкую, заманить в нее Гусакова — и пускай переворачивается, а? Вот в бамбуковую, да еще самую легкую в мире, его легко заманить. Он потом на всю Москву будет кричать: Я уж знаю Гусакова. Бери бамбук — поедем вместе. Чанг, ты поставил чайник? Платонов Aндрей Платонович Популярные книги:: Справочник по реестру Windows XP:: Три толстяка Рефераты, дипломы, учебные пособия.

  • Моторные лодки из франции
  • Сочинение на тему мое любимое занятие рыбалка
  • Чем и как снарядить жерлицы
  • Оптовый рыболовный рынок в ростове
  • Юрий Коваль Самая легкая лодка в мире. Часть первая Глава I. Морской волк С детства я мечтал иметь тельняшку и зуб золотой. Я расстегивал воротник и надевал зуб, как только выходил на улицу. По вечерам ребята выносили во двор аккордеон и пели: В нашу гавань заходили корабли, Большие корабли из океана…. К ночи разыгралась метель. На углу Сухаревского переулка стоял милиционер в служебных валенках. Валенки шагнули к нам. Кубатура, подвальность, заниженность… Потом милиционер-художник стал показывать свои этюды, а мы пили чай. Стакан за стаканом, этюд за этюдом. Время шло, бамбуком и не пахло. А где же бамбук? Вы же обещали нам бамбук показать. Провал За полночь метель разыгралась всерьез. Дотянемся до трубы и вытащим ее наружу. Я поднял овальную жестянку, протер ее. Из-под слоя пыли выглянули тисненые буквы. Наконец свет фонарика снова ослепил меня, и я услышал голос: Поделись своими знаниями с другими участниками сервиса! О проекте Новости проекта. Напишите мне, если комментарий добавляется после меня. Так болтали мы о чае и бамбуке, и чай заваривался в чайнике, бамбук лежал на полу, и мне ясно было, что он занимает в мастерской слишком много места. Мне хотелось начать строительство лодки немедленно. Несколько дней бродил я вокруг бамбука, чистил бревна, гладил их, измерял. В тельняшке, с топором и ножовкой в руках парил я над бамбуком, примеривался, прицеливался, мечтал. Но никогда в жизни я не строил никаких лодок и так просто тюкнуть топором по бамбуку не решался. Надо сказать, что тельняшка теперь у меня была цельная, далеко позади остался треугольный кусочек, я донашивал вторую свою тельняшку. А хорошая тельняшка, как известно, служит хозяину примерно десять лет. Посетители спотыкались о него, восхищались таким толстым невиданным бамбуком. Орлов гордился, расхваливал бамбук и мою идею. Бамбук же занимал много места и мешал лампам спокойно размножаться. А я не знал, с чего начать, и, главное, не представлял себе, какой должна быть самая легкая лодка в мире.

    Сочинить что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

    Я рисовал бамбуковые проекты, а ночами снились мне бамбуковые корабли. Квартиры у меня не было. Была комната, которую я снимал у опасного человека по имени Петрович. Этот Петрович запросто мог в сердцах растоптать бамбук, а то и продать соседу, возводящему голубятню. Возьмем за пятерку самосвал и отвезем на квартиру Высоцкого, — шутил он. Да, так получилось, что прежде чем иметь лодку, я должен был заиметь квартиру, в которой мог бы хранить строительный материал. Меня всегда поражало, как в жизни связано между собой: Казалось бы, нет в этом никакой связи, а в голове моей все переплелось, запуталось морским узлом. Давай распилим бревна и понаделаем из них кувшинов. В таких кувшинах можно держать керосин, олифу, а если надо, сыпучие тела. Замыслы Орлова пугали меня. Особенно раздражали сыпучие тела. Такое умное, такое проснувшееся лицо. Я просто не знал, как быть — просыпаться или нет. Пожалуй, надо было не валять дурака, а просыпаться, раз уж у меня был такой проснувшийся вид. Но как это сделать? Глупо подскакивать и орать, дескать, я проснулся. А как еще показать, что это свершилось, я не мог сообразить, потому что все-таки проснулся не до конца. Вы лежите и слушайте. Только на секунду приоткройте глаза, покажите, что проснулись, а потом можете снова закрывать. Я открыл глаза и увидел старуху, сидящую напротив. Она была в черном платке, который окутывал голову и плечи, из платка выглядывал кривой колдовской нос. Над головою старухи висела нога в розовом носке. Кажется, надо было и вправду закрывать только что открытое. Неловко пялить глаза, если их просят закрыть, и я покорно сомкнул веки. Я хочу вас предупредить, а то умрете и сами не узнаете от чего. Главное — берегитесь Волны! В ней все дело. Ну, теперь откройте глаза и покажите, что вы все поняли. Кажется, я все понял. Они потихоньку подходят к человеку и начинают распространять Волну. У человека сразу боль в сердце. Но знаете, что надо сделать, когда лысые и усатые начинают нагонять Волну? А потом посмотреть на лысого или усатого и громко сказать: Или еще есть средство, очень верное. Надо помазать пораженное место слюной! Какое осмысленное, проснувшееся лицо! Почему-то моя догадливость насчет слюны очень понравилась старухе, и она расхваливала меня, шарила глазами по купе в поисках человека, который тоже мог бы одобрить такую мою смекалку. Но подходящего человека не было. Мудрые слова капитана-фотографа поразили ее, и она восклицала, прихлопывая в ладоши. Фотограф-профессионал одним махом затмил мою догадливость со слюной. Не давайте лысым и усатым шептать на ухо. Волна проникает через уши и убивает мозг. Лысые и усатые хорошо умеют убивать чужой мозг. Именно бородатые чаще всего жертвы усатых. И ваш бородатый друг совершенно не опасен. А вот вы… Вы никогда не носили усов? Схвативши себя пальцами за подбородок, старуха внимательно глянула мне под нос, и под носом сразу зачесалось, стало неловко. На кота-то был еще похож! Скажите честно, умеете делать Волну?

    придумать что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

    Такая Волна самая противная. Она по-настоящему не убьет, а нервы попортит. Вы хорошо разбираетесь в волнах. Не знаешь, куда едешь, не знаешь, что тебя ждет. Все эти глупости, которые толковала колдунья про лысых и усатых, меня особо не взволновали, но когда она стала пророчить гибель одного из членов экспедиции, я рассердился. А все равно один домой не вернется. Только не знаю кто. Мы сошли с поезда и по хлюпающей, разваленной тракторами дороге отправились к Сиверскому озеру. Болтовня старухи, ветер и дождь — это было не слишком удачное начало плаванья, и все же счастье испытывал я. До чего надоел Город с его бесконечным асфальтом, все эти бессмысленные Клары Курбе и милиционеры-художники. Усатых набралось немного, лысых и того меньше. Но мой ближайший друг художник Орлов, как ни крути, был все-таки лысоватый. Он то моросил тоскливо, то начинал отчаянно хлестать, то прощально шелестел в кустах, обещая скоро кончиться, но не кончался, а придумывал что-нибудь новое, например падение капель сразу со всех сторон. Профессионалу-фотографу удавалось увернуться, он нашел с дождем общий язык, я же ругал дождь на все корки.

    Придумать что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

    Комары летали между каплями дождя и ныли: И с комарами капитан-фотограф быстро поладил. Изредка только похлопывал он себя по щеке, укоряя комаров этими ласковыми шлепками. Берега Сиверского озера заросли черным ольшаником, продираться через который к воде было неприятно. Берег здесь был истоптан коровами — тысячи копыт отпечатались в черной и жидкой грязи. И дно у берега оказалось топким, вязким, илистым. Пока мы спускали лодку, со дна поднялась такая муть, что трудно было разобрать, где вода, где берег. Все вокруг и даже небо над озером казалось беспросветной коровьей жижей. Я торопился отплыть скорее. Я знал, что, как только мы поплывем, сразу начнется новая жизнь и где-то там, впереди, за дальним берегом, там и комаров меньше, и дождь уже перестал. Продуктов мы взяли немного, рассчитывая на уху, а все же рюкзаки получились огромными. Они были похожи на двух зеленых свиней с карманами. Я послушно перетаскивал рюкзаки с места на место, а капитан разводил руками, повторяя одно слово:. Как-то незаметно он и вправду взял в руки капитанскую власть. Он командовал, а я перекладывал. Из пелены дождя на берег вышла корова. Она остановилась в двух шагах от лодки и стала разглядывать нас. Подымая со дна волны мути, капитан взобрался в лодку. За первой коровой на берег вышла вторая, а за нею и все стадо. Обмахивая нас хвостами, коровы одна за другой входили в воду, и скоро весь залив был заполнен коровами. Капитан пугал их удочкой, но тупо глядели они на фотографа-профессионала и всасывали озеро, утоляя свою непомерную коровью жажду. Нос лодки зарывался в воду, и я орудовал веслом пугливо, неуверенно. Казалось, достаточно одного неудачного гребка, и лодка пойдет ко дну. Временно, пока не уляжется волна. А потом снова всадить. Один пока бы вел лодку, а другой по берегу прошелся. Только хоть тебя избрали капитаном, ты особенно руками не махай. Высаживайся на берег сам. Капитан не ответил, и вопрос этот угас. Впрочем, и до берегов-то было уже далеко. Хоть и греб я плохо, а мы уже плыли по самой середине озера. Коровий залив остался позади, а Москва со всеми своими Кларами и милиционерами-художниками еще дальше. Перегруженные и робкие, мы были одни среди серых волн и каждую секунду могли остаться здесь навеки. Он перепрыгивал с волны на волну, уворачивался от самых опасных. Он был терпелив и покорен, как Конек-Горбунок. Заметив эту ловкость и терпение лодки, я поуспокоился, заработал веслом веселей. Вначале я думал, что это я ударами весла двигаю лодку. Тут являлась новая волна, сердитая и седая.

    Скоро мы приблизились к другому берегу.

    придумать что произойдет в истории о самой легкой лодке в мире дальше

    Не было видно на нем ни дома, ни души, только одинокие столбы чернели на посветлевшем небе. Здесь и вправду дождик уже перестал. Откуда-то из-за пригорка на берег вышла лошадь. Верхом на ней сидел человек, слишком уж толстый для верховой езды. Около столба лошадь остановилась, и всадник вдруг на глазах раздвоился, превратился в двух человек — большого и маленького. Маленький побежал по берегу к лесу, а большой крикнул:. Назвал бы еще баржей. Мы вылезли на берег. Всадник сидел на травке, а лошадь привязана была к столбу. На боку у лошади висела табличка, на которой нарисован был череп, пронзенный молнией. Вокруг черепа вилась надпись: Потом достал еще одну, отдал капитану. Мы с капитаном дружно кивнули, соглашаясь, что погода — никуда, и я невольно подумал, что странная собралась на берегу компания — двое веслаются, один обколачивает. Вон табличками с черепушкой. Вначале столбы ставим, потом линию тянем, а уж в конце обколачиваем. Не вылезай, мол на столб, а то током дернет. Ну а пока до третьего дойдет, может и позабыть, что написано. Возьмет да и полезет на столб. Так что на третьем опять приколачиваем. Капитан искоса глянул на столбы, стоящие вдоль берега, — не сидит ли кто? Природа в повести Коваля одушевлена, живёт своей жизнью, герой боится повредить, разрушить эту красоту, трогательную в своей силе и незащищённости. Не зря все самые светлые и проникновенные, мудрые и добрые мысли приходят к герою именно в моменты тесного соприкосновения с природой. Мне кажется отчего-то, что созвездье это связано с моей жизнью. Как будто даже Орион — о, небесный охотник! В них так много заключено: Лиризм, присущий прозе Ю. Коваля, достигается во многом благодаря пейзажам — выразительным, запоминающимся, прямо-таки по-пушкински ёмким и эмоциональным: Почему же, плавая по таким необыкновенным местам, он ничего не фотографирует?


    Купить ПОВЕСТЬ Ю. КОВАЛЯ «САМАЯ ЛЁГКАЯ ЛОДКА В МИРЕ» В КОНТЕКСТЕ ЖАНРА ПУТЕШЕСТВИЯ

    [54 Mb] (cкачиваний: 3363)
    • Опубликовано: 19.04.2017
    • Текущая версия: 10.947

    Похожие:


     
     
    НазадВперед
    Опрос

    Вы вступили в нашу группу ВКонтакте?

     
     
     
     
    рыболовный интернет магазин рыбачок в спб one x не ловит wifi
    © 2013-2017 siostyle.ru
    Наверх